После теракта Франция начала депортировать мигрантов. На родине этим людям грозит опасность

После убийства школьного учителя Самюэля Пати Франция, как признался министр иностранных дел, заняла “очень твердую позицию” в вопросе депортации. После массовых проверок мечетей и разговоров о создании “просвещенного ислама”, власти приступили к решительным действиям.

Французские журналисты и правозащитники последние несколько месяцев сообщают о все новых случаях депортации “нежелательных” лиц. Среди них и те, кому на родине может грозить серьезная опасность.

На защиту депортируемых порой встают сами французы, но избежать высылки удается не всем.

“Мне повезло — я заболел коронавирусом”

Через несколько дней после нападения на Самюэля Пати уроженец Чечни Магомед Гадаев традиционно пришел отмечаться в полицию. Он делал это регулярно с 2019 года, когда французские власти посадили Гадаева под домашний арест за нарушение миграционного законодательства. Но в этот раз домой он не вернулся — его задержали и отправили в депортационный центр.

“Я сидел тут с одним парнем, которого на днях депортировали, — говорит по телефону Гадаев. — Представляете, его посадили на утренний рейс в 9:30, а в 10 суд постановил освободить его из депортационного центра и оставить во Франции. Мне просто повезло, потому что я заболел коронавирусом”.

Коронавирус помог Гадаеву избежать депортации в Россию — пока он болел, суд все-таки встал на его сторону и согласился, что возвращать его на родину небезопасно.

История Магомеда Гадаева хорошо знакома российским правозащитным организациям. Как напомнила в разговоре с Би-би-си председатель комитета “Гражданское содействие” Светлана Ганнушкина, Гадаев был ключевым свидетелем в известном уголовном деле №58042 — о похищении другого жителя Чечни Ислама Умарпашаева.

Умарпашаева задержали в Грозном в декабре 2009 года, после чего чеченец исчез. Его освободили спустя четыре месяца. Выйдя на свободу, Умарпашаев рассказал, что все это время находился в подвале одного из зданий на территории ОМОН МВД Чечни. Никаких обвинений ему не предъявляли, при этом угрожали убийством. Следственный комитет возбудил уголовное дело по факту похищения чеченца, которое в 2010 году передали в главное следственное управление СК России.

Спустя год после этого председатель Комитета против пыток Игорь Каляпин, занимавшийся расследованием исчезновений людей в Чечне, называл дело Умарпашаева перспективным: “Это единственный случай, когда похищенному удалось спастись”.

Спастись тогда удалось и Магомеду Гадаеву, которого держали в одном подвале с Исламом Умарпашаевым. В своих показаниях Гадаев рассказывал о пяти месяцах, проведенных в подвале, в том числе о пытках и убийствах заключенных, — несмотря на то, что его предупредили: если будет давать показания, его семью ничего хорошего не ждет.

Весной 2010 года он уехал из Чечни и вскоре оказался в Польше, где попросил политическое убежище.

Читать целиком >> bbc.com

  • 2
  •  
  •  
Skip to content