Математик и анархист Мифтахов получил шесть лет по делу о брошенной в офис “Единой России” дымовой шашке

Головинский суд Москвы признал виновным в хулиганстве анархиста и аспиранта механико-математического факультета МГУ Азата Мифтахова. Его приговорили к шести годам колонии.

Суд решил, что Мифтахов принимал участие в нападении на офис “Единой России” в московском районе Ховрино. Три года назад отделение партии атаковали неизвестные: ночью кинули дымовую шашку в разбитое окно на первом этаже.

Судья Сергей Базаров учел положительные характеристики, полученные на Мифтахова, однако согласился с обвинением, просившим для него шесть лет. “Исправление Мифтахова возможно только в условиях изоляции от общества в колонии общего режима”, – решил суд.

Мифтахов на протяжении всего судебного процесса отрицал свою причастность к этому.

Еще двое обвиняемых по этому делу – экоактивистка Елена Горбань и антифашист Андрей Ейкин – получили условные сроки – четыре и два года соответственно.

Горбань изначально признала вину. Однако после того, как следователи переквалифицировали дело с вандализма на хулиганство, отказалась от признания, заявив, что в ее действиях не было мотива политической ненависти и она не хотела причинить вред окружающим.

Ейкин признал вину и заключил сделку со следствием. Оба – и Ейкин, и Горбань, в суде настаивали, что Мифтахова в ночь нападения на районное отделение “Единой России” не было.

“Что ж такое? Разбили окно молотком, бросили какую-то там… в “Пятерочке” можно купить … смесь. Чуть-чуть загорелось… Что здесь такого? Баловство. Да нет, ваша честь, не баловство. Это действительно хулиганство. Это вторая часть [статьи 213 УК РФ] и квалифицирующий признак – по мотивам политической ненависти – он присутствует, ваша честь!” – убеждала в прениях судья гособвинитель.

Все трое подсудимых на момент совершения акции якобы состояли в анархической организации, заявила прокурор: “А как все знают, – наверное, все заканчивали институты из здесь присутствующих участников процесса – что такое у нас анархия? Это полное отсутствие государства. Имеют право и труды Кропоткина на существование, но, ваша честь, что касается данного уголовного дела, то мы с вами рассматриваем хулиганство”.

Мифтахов в последнем слове заявил, что не согласен ни с обвинениями в причастности к акции, ни с доводами о том, что она нанесла общественный вред.

“Я могу предположить, что хоть и нашлись люди, которые осудили эту акцию, тем не менее множество людей вполне могло и счесть это дело полезным. Потому что все мы знаем, что партия “Единая Россия” широко нелюбима нашим народом”, – сказал Мифтахов.

Обвинение просило для математика шесть лет в колонии общего режима – это почти максимально возможный срок по вменявшейся ему части 2 статьи 213 УК РФ о хулиганстве, которая предусматривает до 7 лет лишения свободы. Представитель прокуратуры ссылался на то, что ранее Мифтахов уже привлекался к ответственности по обвинению в применении насилия против представителя власти.

Азата Мифтахова задержали в феврале 2019 года – причем, изначально по другому делу. Его подозревали в изготовлении взрывного устройства, которое годом ранее нашли в подмосковной Балашихе.

Адвокату Мифтахова Светлане Сидоркиной удалось обнаружить аспиранта в одном из отделений полиции только спустя полтора дня после задержания. По словам математика, в течение этого времени силовики били его, вырывали волосы и угрожали шуруповертом, добиваясь признательных показаний.

Общественная наблюдательная комиссия впоследствии сообщила о следах от пыток на теле Мифтахова. Несмотря на это дело о применении насилия по его жалобам следственный комитет возбуждать не стал.

Следствие дважды обращалось в балашихинский суд с ходатайством об аресте аспиранта МГУ, но оба раза доказательств для этого не хватило, и в итоге 7 февраля мужчину отпустили из-под стражи.

Однако спустя несколько часов снова задержали – на этот раз по делу о нападении на офис партии “Единая Россия”. Само нападение произошло в январе 2018-го. Кто-то ночью разбил окно в здании на Онежской улице в Ховрино и кинул внутрь дымовую шашку, оплавившую в пустом помещении кусок линолеума на полу. Видео акции тогда опубликовало движение “Народная самооборона”.

Изначально дело расследовалось по статье о вандализме. В течение полутора месяцев после нападения полиция привлекла в качестве подозреваемых четверых человек: анархистов Елену Горбань, Алексея Кобаидзе и Святослава Речкалова, а также антифашиста Андрея Ейкина.

Однако осенью 2018 года дело приостановили. По данным “Медиазоны”, возобновили его в день повторного задержания Мифтахова 7 февраля 2019-го и уже по новой, более тяжелой статье – о хулиганстве.

К тому моменту, как дело дошло до суда, в нем осталось трое обвиняемых: Мифтахов, Горбань и Ейкин. Речкалов и Кобаидзе уехали из России.

Основанием для привлечения Мифтахова по этому делу стали показания засекреченного свидетеля, который в материалах расследовании назван “Андреем Петровым”.

Свидетель якобы видел момент нападения на офис “Единой России” в январе 2018 года, но в полицию обратился только через год – вскоре после задержания Мифтахова. На опознании “Андрей Петров” сказал, что запомнил аспиранта “по выразительным бровям”, рассказывала адвокат Мифтахова Сидоркина.

Как следует из материалов его допроса, в ту ночь он находился на улице Флотская в Ховрино, несмотря на то, что живет на другом конце города, в одном из районов на востоке Москвы.

На Флотской “Петров” якобы увидел нескольких молодых людей, за которыми решил понаблюдать, потому что они “вели себя подозрительно, постоянно оглядывались”.

По словам “Петрова”, вскоре молодые люди разделились на две группы, одна из которых направилась к офису “Единой России”. Там некая девушка разбила оконное стекло, еще один человек поджог некий предмет, который тут же задымился, и бросил его внутрь.

По словам свидетеля, он не мог сообщить о преступлении сразу, поскольку в ту ночь у него разрядился телефон. Обратиться в полицию он решил только через год, когда из новостей узнал о задержании Мифтахова.

“Лица участников я хорошо запомнил и готов опознать, – сообщил следователям спустя год после произошедшего “Петров”. – Одного из них я увидел в нескольких сюжетах в новостных ресурсах, где про него говорили, что он задержан полицией. В сюжете про него говорили также, что он студент МГУ Мифтахов Азат и причастен к изготовлению ВВ и ВУ, поэтому я решил обратиться в полицию”.

В ночь нападения, по словам свидетеля, Мифтахов “указывал и объяснял остальным, что делать возле офиса”.

Задать дополнительные вопросы секретному свидетелю “Петрова” в суде не получилось. За три месяца до приговора на одном из заседаний выяснилось, что мужчина, якобы видевший Мифтахова в ночь преступления, умер – причем, еще в январе 2020 года. По словам адвоката Сидоркиной, в свидетельстве о смерти говорится, что свидетель погиб от некой травмы сердца.

Всех трех обвиняемых следствие считает членами “Народной самообороны” – движения, возникшего в 2013 году. К 2018-ому оно, по оценкам издания “Медуза”, стало самой крупной анархистской организацией России. Ее представители в разговоре с изданием добавляли, что сейчас они – “в принципе единственное публичное движение анархистов, действующее в масштабах страны”.

Силовики в свою очередь связывают “Народную самооборону” с “экстремистскими акциями” и даже терактом в Архангельске в октябре 2018 года, когда 17-летний студент Михаил Жлобицкий подорвал себя в приемной регионального управления ФСБ. В “Народной самообороне” говорят, что исполнитель теракта никогда не состоял в организации.

Московский анархист Святослав Речкалов, задержанный вскоре после нападения на офис “Единой России” и позже покинувший Россию, рассказывал, что на допросах его пытками заставили назвать себя лидером “Народной самообороны”.

Мифтахова пытались связать с “Народной самообороной” с первых дней задержания – еще до привлечения его подозреваемым по делу об офисе “Единой России”. Следователь по балашихинскому делу об изготовлении взрывного устройства заявлял, что математик “является действующим членом леворадикального анархистского движения “Народная самооборона”.

В ответ на это на странице организации во “ВКонтакте” тогда появилось заявление, в котором говорилось, что она “никогда не использовала в качестве методов борьбы взрывы, тем более в общественных местах”.

“Основным направлением деятельности мы всегда рассматривали организацию простых людей в борьбе против недобросовестных работодателей, бандитов, мошенников, квартирных рейдеров”, – утверждали активисты.

Сам Мифтахов на допросе в суде сказал, что не являлся членом “Народной самообороны”. При этом он не скрывал своих политических взглядов и в последнем слове отметил, что около пяти лет до своего задержания был активным участником анархистского движения.

“Моя деятельность включала в себя участие в оппозиционных митингах и шествиях, раздачу листовок с анархической повесткой, – рассказал Мифтахов. – Были и акции подпольного характера – такие как вывешивание баннеров и проведение несанкционированных шествий также в поддержку политзаключенных. Также я занимался борьбой с работодателями, обманывающими своих работников, и с квартирными рейдерами”.

“Вся моя деятельность стала причиной мести со стороны сотрудников центра по борьбе с экстремизмом, что в итоге и привело к фабрикации этого процесса”, – считает математик.

О том, что аспирант МГУ якобы активно участвовал в деятельности “Народной самообороны”, следователям, а затем и суду рассказал другой засекреченный свидетель под псевдонимом “Караульный”.

По словам “Караульного”, он познакомился с Мифтаховым примерно в 2015 году на одной из протестных акций “Народной самообороны” и с тех пор встречал его около 15 раз.

На собраниях членов движения математик якобы призывал “не ограничиваться расклейкой агитационных материалов, постепенно повышая планку вплоть до проведения радикальных акций, в ходе которых применять в отношении административных зданий коктейли Молотова, дымовые шашки и т.д.”, говорил на допросе у следователей свидетель.

Помимо этого, по его словам, Мифтахов участвовал в тренировках по боевой подготовке, на которых “отрабатывались приемы против сотрудников полиции”.

В судебных слушаниях “Караульный” участвовал по видеосвязи. Защита обвиняемых просила рассекретить личность свидетеля, но получила отказ.

Адвокат Мифтахова Светлана Сидоркина в прениях настаивала на том, что эти показания должны быть исключены из числа доказательств, поскольку приобщенный к материалам дела письменный допрос “Караульного” сильно отличается от сказанного им в суде.

Показания, данные следователю, чрезвычайно подробны – несмотря на то, что речь в них идет о событиях многолетней давности. В то время как в заседании засекреченный свидетель на многие вопросы отвечал, что уже не помнит интересующих суд обстоятельств, отмечала защитник.

Читать целиком >> bbc.com

  •  
  •  
  •  
Skip to content