Евроинглиш против многоязычия. Что станет с английским языком в ЕС после брексита?

“Европейский союз должен перестать говорить на ломаном английском!” – заявил в начале января, через несколько дней после окончательного выхода Британии из ЕС, французский министр по делам Европы Клеман Бон. Но ЕС вряд ли его послушает – на английском он заговорил прежде всего не из-за Британии, а из-за Восточной Европы.

“После брексита людям будет труднее понять, почему мы держимся за этот в некотором роде ломаный английский. Давайте снова привыкать говорить на наших языках”, – призвал государственный секретарь по европейским делам МИД Франции Клеман Бон, выступая перед журналистами на французском.

До Бона, еще в 2018 году, против засилья английского в ЕС выступали и президент Франции Эммануэль Макрон, и тогдашний глава Еврокомиссии, франкоговорящий люксембуржец Жан-Клод Юнкер.

“Это доминирование [английского] не является чем-то неизбежным. Это в наших силах – установить какие-то правила и сделать так, чтобы и человек с французским языком имел определенные перспективы”, – сказал Макрон, который сам прекрасно говорит по-английски.

Жан-Клод Юнкер примерно в то же время сказал в интервью одному из французских телеканалов, что он не понимает, почему язык Шекспира должен ставиться выше языка Вольтера.

И Бон, и Макрон, и Юнкер заверяют, что они – не против английского, они – за многоязычие.

Гадания о судьбе

Вопрос о том, что будет с английским в Евросоюзе после ухода Британии, обсуждают все четыре с половиной года, прошедшие после референдума о брексите, и в европейской прессе часто можно встретить разные взаимоисключающие предположения, а именно:

  • что английский с уходом Британии автоматически потеряет статус официального языка ЕС, и Евросоюзу что-то нужно будет с этим делать;
  • что английский автоматически сохранит статус официального, потому что он – государственный язык Ирландии и Мальты;
  • что английский не потеряет статус, но постепенно утратит значение, потому что из ЕС уходит главная англоязычная страна.

Все эти предположения либо не совсем верны, либо совсем не верны.

Что будет со статусом

Рассуждения о том, что английский останется официальным языком ЕС благодаря Ирландии и Мальте, корреспондент Русской службы Би-би-си видел даже в материалах работающих в Брюсселе журналистов и слышал в разговоре с чиновником Евросоюза.

На самом деле вопрос о статусе не так прост.

С одной стороны, по постановлению, принятому еще в 1958 году, когда Евросоюз был юн и назывался “Европейскими сообществами”, каждая страна может заявить один язык, на который должен обеспечиваться перевод всех документов и выступлений в ЕС.

Сейчас в Евросоюзе 24 официальных языка.

При этом Ирландия и Мальта уже заявили в качестве своих официальных языков в ЕС ирландский (гэльский) и мальтийский – заменять их на английский они пока не собираются.

Английский же “записан” только за Британией.

Получается, с уходом Британии английский выпадает из списка официальных? Нет.

Дело в том, что по Договору о функционировании Европейского Союза – это один из основополагающих документов ЕС, – вопрос об официальных языках решает единогласно Европейский совет.

То есть все 27 стран ЕС должны единогласно отказаться от английского, что на данный момент выглядит очень маловероятным.

“Исчезновение английского, естественно, создало бы проблемы, и на самом деле сейчас об этом только французы и заикаются”, – сказал Русской службе Би-би-си пожелавший сохранить анонимность переводчик одной из структур Евросоюза.

“Есть ли возможность, что представители стран-членов ЕС в Европейском совете единогласно проголосуют за сохранение английского в качестве не только официального, но и рабочего языка? Такая ситуация возможна и юридически допустима. Использование английского языка в учреждениях ЕС может быть санкционировано с согласия всех стран-членов”, – рассуждает в обстоятельной статье о роли и судьбе английского языка в ЕС польский политолог Элжбета Кузелевска.

Английский, пришедший с востока

Английский язык, по мнению и Элжбеты Кузелевской, и многих других высказывавшихся на эту тему, не перестанет с уходом Британии быть лингва франка, языком межнационального общения в ЕС еще и потому, что, как бы парадоксально это ни звучало, эту роль он получил благодаря не британцам, а восточноевропейцам и, косвенно, США.

Первые примерно 30 лет, что Британия состояла в ЕС, главным рабочим языком в Брюсселе, Страсбурге и Люксембурге оставался французский (и остается до сих пор в одном учреждении Евросоюза – Европейском суде).

Но в 2004 году в Евросоюз большой и шумной компанией влились восемь стран бывшего соцлагеря, где почти все в школе учили язык самой влиятельной державы мира, США, а также Мальта и Кипр, где английским владеют практически все – и баланс быстро сместился.

Французский остается вместе с английским и немецким одним из трех неофициальных рабочих языков ЕС, но роль “языка европейской дипломатии” он потерял.

“Английский стал обиходным рабочим языком в учреждениях ЕС, и брексит тут ничего не изменит, потому что те, кто не из Западной Европы, привыкли говорить на английском”, – сказал в уже упомянутом телеинтервью предыдущий глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер.

Читать целиком >> bbc.com

  •  
  •  
  •  
Skip to content