“Это еще не вечер”. Лукашенко запретил журналистам работать на несогласованных акциях. Власти получили право отключать интернет и телевидение

Александр Лукашенко подписал сразу несколько законов, которые ограничивают работу журналистов в Беларуси. Белорусские власти получили право в любой момент отключить в стране интернет, телевидение и радио. Отдельно вводятся многочисленные ограничения на проведение митингов и демонстраций: журналистам запрещают вести стримы с несогласованных мероприятий.

Эксперты рассказали Би-би-си, что новые законы не меняют ситуацию кардинальным образом, а просто легализуют то, что и так в последние месяцы происходило в стране.

Что запретил Лукашенко?

Один из важных законов кроется за названием “Об электросвязи”. В нем сообщается, что управлять электросвязью будет оперативно-аналитический центр при белорусском президенте.

Суть этого документа состоит в том, что власти получат право по своему усмотрению отключать интернет, телевидение и радио, чтобы “предупреждать ситуации, создающие угрозу национальной безопасности”.

Что именно может относиться к угрозе национальной безопасности, в законе не говорится, – это остается на усмотрение межведомственной комиссии по безопасности в информационной сфере, которая будет определять, может ли опубликованная в СМИ информация вредить национальным интересам. Однако теперь журналисты, например, не могут в режиме реального времени освещать массовые мероприятия, которые “проводятся с нарушением установленного порядка”.

Все прошлогодние протесты, происходившие в стране после президентских выборов, так или иначе подпадают под эту категорию, ведь они не были согласованы властями.

Независимые СМИ вели стримы и онлайн-трансляции с протестных акций 2020 года

Закон и раньше запрещал журналистам публиковать информацию о месте и времени проведения несогласованного мероприятия, но этот запрет можно было легко обойти, и все крупные белорусские независимые СМИ в онлайн-режиме освещали акции протеста, избегая анонсирования точного времени и места.

“Эти законы просто легализуют всю практику, которые мы наблюдали последние несколько месяцев в Беларуси, – говорит белорусский политолог Артем Шрайбман. – Они мало что добавляют в реальный политический ландшафт. Все, что в них написано, и так осуществлялось белорусской властью, поэтому законы просто дают правовые основания делать то, что они делали последние месяцы”.

Шрайбман напоминает, что освещений акций протеста в СМИ и до формального принятия этих законов было опасным делом: “Журналистов задерживают, арестовывают, а потом судят как участников протеста”.

Во время ноябрьской акции протеста две журналистки польского телеканала “Белсат” вели стрим из квартиры в Минске, когда к ним ворвался ОМОН. Журналисток задержали.

В феврале этого года, уложившись всего в три заседания суда, их приговорили к двум годам колонии за якобы призывы к массовым беспорядкам. Обвинение пришло к выводу, что журналистки призывали зрителей присоединиться к протестующим “путем озвучивания информации”.

Откат

Еще один новый пункт закона – еще до его подписания президентом – ранее почувствовали на себе журналисты одного из крупнейших независимых СМИ Беларуси – TUT.by. С августа прошлого года они одни из первых публиковали всю информацию о протестах в стране, об уголовных делах в отношении активистов и представителей оппозиции. И в мае этого года в отношении издания возбудили уголовное дело по статье об уклонении от налогов.

Несколько десятков журналистов были задержаны, а сайт издания заблокирован. В том числе под блокировку попали “зеркала” сайта.

В новых законах легализована и эта норма – “ограничивать доступ к копиям интернет-ресурса, доступ к которому ранее был ограничен”.

В первом полугодии 2021 года белорусские власти задумались о большом пакете изменений в законодательство, которые могли бы узаконить те практики, которые уже применялись в 2020-м в отношении так называемых “угроз национальной безопасности”, говорит белорусский политолог Юрий Чаусов.

Еще в начале года в стране приняли новый кодекс об административных правонарушениях. Эксперт называет его “неплохим” и поясняет – документ разрабатывался задолго до событий августа прошлого года. Но из-за массовых протестов в стране в кодекс внесли несколько статей, включая запрет на использование символики: так за бело-красно-белый флаг на балконе можно получить штраф до 580 рублей (это более 17 тысяч российских рублей). Правда, к моменту принятия нового КоАП белорусов уже неоднократно наказывали за неофициальную символику, только квалифицировали это иначе, например, как пикет на балконе.

Весь нынешний пакет законов относится именно к проведению публичных мероприятий и к работе журналистов на этих мероприятиях. Журналисты не могут больше публиковать результаты опросов общественного мнения, если вопрос касался общественно-политической ситуации в стране, а задавался “неаккредитованной организацией”.

Активистам, получившим штрафы за участие в акциях протеста, запрещается собирать пожертвования на оплату этих штрафов.

“Можно говорить об откате и ликвидации тех небольших новаций, которые в предыдущие годы с подачи правозащитников закладывались в законодательство”, – говорит Юрий Чаусов.

Только два года назад в Беларуси утвердили заявительный характер проведения митингов – по закону согласовывать массовое мероприятие было не нужно, достаточно было просто поставить власти в известность. Но в 2020 году, напоминает Чаусов, эта возможность была ограничена постановлением Совета министров: “Характер-то заявительный, но до подачи заявления ты обязан заключить договор с милицией”.

В новом законе в принципе отсутствует возможность провести массовое мероприятие, просто уведомив власти, – законным считается только тот митинг, на который чиновники дали согласие.

Согласие получить непросто: весной несколько руководителей оппозиционных политических партий попытались согласовать протестное мероприятие, пройдя все ступени, которые описаны в законе. После этого главный инициатор митинга, лидер оппозиционной партии “Белорусский народный фронт” Григорий Костусев был задержан – его обвиняют в заговоре с целью захвата власти.

В этой связи важные изменения произошли и в законе об экстремизме. Предыдущие законы предполагали ответственность только для создателей и руководителей экстремистских организаций. Сейчас же уголовная ответственность вводится и за членство в таком формировании.

Эксперты называют именно это нововведение самым тревожным, поскольку затронуть оно может наибольшее число белорусов. С экстремизмом в стране в последнее время борются без устали: в марте Следственный комитет страны сообщал о более чем 700 уголовных дел, касающихся экстремизма.

Экстремистскими признаются телеграм-каналы и организации. Экстремизмом власти считают и “призывы к захвату власти” – именно в этом обвиняют оппозиционеров и членов Координационного совета Марию Колесникову и Максима Знака.

Теперь экстремистской организацию можно признать в упрощенном порядке, а по результатом быстрого судебного рассмотрения все члены объединения, не успевшие заявить о выходе, автоматически будут считаться преступниками.

“Те небольшие позитивные инновации, которые возникали, они убираются, – говорит политолог. – Именно в этом направлении сейчас идет правовая мысль Беларуси. И это еще не вечер. Ждем мы еще изменений в законодательства об общественных объединениях и о политических партиях”.

Читать целиком >> bbc.com

  • 56
  •  
  •  
Skip to content