Британия и Канада ввели санкции против Лукашенко, его сына и белорусских силовиков

Британия и Канада ввели санкции в отношении лиц, причастных к нарушению прав человека в Беларуси.

Британские санкции затрагивают восемь белорусских официальных лиц, включая Александра Лукашенко, его старшего сына Виктора, главу президентской администрации Игоря Сергеенко и министра внутренних дел Юрия Караева, следует из сообщения британского МИДа. Им запрещен въезд в Соединенное Королевство, любые их активы в стране должны быть заморожены. Аналогичные санкции ввела Канада.

«Мы призовем к ответу тех, кто несет ответственность за бандитизм, проявленный в отношении белорусского народа, и будем отстаивать наши ценности — демократию и права человека», — заявил агентству Рейтер министр иностранных дел Британии Доминик Рааб.

Европейский совет глав государств и правительств обсудит свои санкции позднее на этой неделе.

Еще на прошлой неделе Доминик Рааб заявлял, что Британия готовит санкции «в срочном порядке». Поводом стала, как сказал Рааб, инсценированная инаугурация Александра Лукашенко. За день до заявления Рааба действительно состоялась инаугурация президента Беларуси — причем публично она не анонсировалась. На церемонии не присутствовали послы иностранных государств, лишь несколько сотен сторонников Лукашенко. Сразу несколько европейских стран, в том числе Германия, Дания, Чехия, Литва, Латвия и Эстония, отказались признавать Лукашенко легитимным президентом.

В тот же день в Минске прошла массовая акция протеста. Белорусские силовики сразу после инаугурации стянули военные грузовики, автозаки, водометы, начались массовые задержания. ОМОН применял дубинки, милиция использовала газ.

Доминик Рааб так отреагировал на события в белорусской столице: «Мы шокированы тем, что видели. Насилием, его жестокостью, и, честно говоря, дерзостью, с которой оно применяется прямо на глазах у журналистов. Белорусские власти сделали своей целью журналистов, включая журналистов Би-би-си, и отключали интернет, чтобы скрыть свои действия».

В итоге в ускоренном режиме санкции были подготовлены, но эксперты считают, что реального вреда режиму Александра Лукашенко эти меры не принесут.

«Это ограниченно символические санкции, направленные в первую очередь против представителей силовых структур, которые вряд ли ездят в Британию. Так что особого ущерба этим людям санкции не нанесут», — считает белорусский политолог Валерий Карбалевич. Эксперт называет этот шаг западных стран политическим жестом моральной поддержки белорусского общества.

Белорусский режим имеет богатый опыт функционирования в режиме санкций — и этот опыт богаче, чем у России, напоминает политолог Юрий Чаусов. «Для Лукашенко в этом нет ничего нового. Я даже представляю, как он будет с иронией говорить: «Наконец-то мы под санкциями, вернулись в обычный режим, в котором существовали до этого». Пропагандисты, конечно, выпустят сюжеты на тему того, как плохо санкции влияют на экономику, ну и все», — считает Чаусов.

Принципиально новым способом влияния на Беларусь было бы введение международных санкций со стороны ООН, но пока такая перспектива даже не рассматривается.

У международного сообщества и экспертов нет однозначного ответа на вопрос, способствуют ли санкции позитивным демократическим изменениям в стране, против которой они вводятся, или нет. И сторонники, и противники санкций имеют серьезные основания для отстаивания своего мнения.

«Жесткие авторитарные режимы, которые не стесняются применять жесткие репрессии, устойчивы к санкциям. Если международные санкции и действенны в таком случае, то только в долгосрочной перспективе. А в краткосрочной — они способны только предотвратить конкретные действия, — поясняет Юрий Чаусов. — Белорусский кейс мы должны рассматривать отдельно и в контексте того опыта, который у Беларуси уже есть».

Эксперт не считает, что целью западных стран было желание разозлить Лукашенко, скорее — добиться каких-то изменений. Часто подобные санкции вводятся из расчета на то, что меры вызовут раскол внутри элит, которые в свою очередь потребуют от руководства страны изменить политику. Правда, предыдущий белорусский опыт демонстрирует, что подобные меры в отношении страны не действуют.

«Наоборот, в Беларуси (как отчасти и в России) популярен тезис о том, что санкции — это своего рода медаль. Если чиновник внесен в санкционные списки, значит, надежный, можно его назначать на высокие должности, он точно не предатель. Кроме того, белорусский режим опирается на силовиков, а силовики малочувствительны к санкциям», — заключает эксперт.

Хотя Британия и Канада уже ввели санкции, страны Евросоюза, которые в большинстве своем выступают за такие же меры, все еще не могут принять окончательное решение. И все — из-за Кипра, который уже около месяца блокирует ввод санкций.

Кандидат в президенты Беларуси Светлана Тихановская тем временем продолжает встречаться с высокопоставленными европейскими чиновниками и лидерами стран. Во вторник она провела встречу с президентом Франции Эммануэлем Макроном.

Сам Макрон после встречи заверил, что он сделает все возможное, чтобы помочь Беларуси: «Как европейцы, мы сделаем все, чтобы помочь белорусскому народу. Мы воспользуемся посредничеством в формате ОБСЕ, чтобы достичь прогресса. У нас была замечательная дискуссия, и сейчас нам нужно быть прагматичными и поддержать белорусский народ. Мы сделаем все что в наших силах, поверьте мне».

Вместе с президентом Литвы (именно в этой стране проходила встреча и там же сейчас находится Светлана Тихановская) они заявили, что санкции необходимо согласовать на ближайшем саммите ЕС.

МИД Беларуси на эту встречу отреагировал ожидаемо. «Создается стойкое ощущение, что в Литве появилась новая достопримечательность, которую всем обязательно навязывают для посещения. С профессиональной точки зрения скажу, что не нужно тешить себя иллюзиями. Некие поспешные контакты со странными субъектами не имеют и не будут иметь никакого практического смысла», — сказал пресс-секретарь МИД Беларуси Анатолий Глаз.

В любом случае, даже если Евросоюзу удастся ввести санкции, речь идет о персональных, а не о секторальных ограничениях, которые, например, вводились в отношении Беларуси в 2011 году.

Эксперт Валерий Карбалевич говорит, что особо не рассчитывал на реакцию Запада, потому что, по его мнению, еще до начала избирательной кампании страны Запада «фактически делали ставку на Лукашенко».

«Ему намекали: мы понимаем, какие у вас выборы, нам главное — чтобы по итогам не было политзаключенных, жестоких разгонов на улицах. Конечно, ОБСЕ примет стандартное заявление, что выборы не соответствовали демократическим стандартам, а дальше продолжим сотрудничество. А когда все так повернулось, ЕС пришлось на ходу перестраивать свою политику. Несмотря на это, проект европейских санкций не дотягивает до уровня 2011 года. Во-первых, у ЕС сейчас у самого проблем выше крыши. Плюс — геополитика: например, в ситуации вокруг Украины Александр Лукашенко занял политику нейтралитета, что высоко оценили на Западе. Поэтому в каком-то смысле Запад осторожно ставил на Лукашенко как на гаранта белорусской независимости: боялись, что Россия хочет интегрировать Беларусь, а Лукашенко считали гарантом того, что этого не случится», — размышляет эксперт.

Нынешние меры против белорусского режима не призваны «свергать режим» Лукашенко, они лишь подталкивают президента к изменению своей политики, считают эксперты.

Юрий Чаусов говорит, что действительно чувствительные санкции, которые способны подорвать экономику Беларуси, не вводятся из опасения, что такие меры «будут толкать страну в объятия России». Он поясняет: «Россия сейчас тоже под жесткими экономическими санкциями. И к чему может привести совместное нахождение двух стран в «клубе» нерукопожатных на международной арене субъектов, — никто не может прогнозировать».

Читать целиком >> bbc.com

  • 10
  •  
  •  
Skip to content