Информационный портал Хайфы и Крайот (Израиль)

Присоединяйтесь к нашему паблику в фейсбуке !

<>

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

post494k

В двухлетней тяжбе России и Украины о "долге Януковича" близится переломный момент: в Лондоне завершились недельные слушания апелляции, и вскоре судьи вынесут решение. Каким оно будет и на что уповают Москва и Киев - разбиралась Русская служба Би-би-си.

Москва требует вернуть 3 млрд долларов, выданных в дни Евромайдана 2013 года украинскому экс-президенту Виктору Януковичу, вскоре после этого бежавшему в Россию. Киев платить не хочет, поскольку считает тот выпуск еврооблигаций не кредитом, а инструментом агрессии против Украины.

В марте судья английского Высокого суда в Лондоне Уильям Блэр решил, что не может рассматривать дело в деталях, поскольку аргументы украинской стороны лежат вне английского правового поля.

Основной аргумент Киева - Россия угрозами навязала спорный долг, потом агрессией подорвала способность Украины вернуть его, а теперь использует английский суд для фактической легитимизации своих действий.

Судья Блэр постановил, что углубляться в эти аргументы не будет, поскольку не может рассудить две иностранные державы: отношения между ними регулируются международными соглашениями и нормами. И решил рассмотреть дело в ускоренном порядке.

Объяснение своего решения он изложил более чем на 100 страницах, чем предоставил украинской стороне невероятный простор для оспаривания вердикта в апелляционной инстанции.

Каким именно будет решение судьи Блэра, если апелляция будет отклонена, пока не объявлено. Однако если ему не запретят рассматривать по ускоренной процедуре только контракт, по которому одна сторона не заплатила другой, и разрешат не изучать никаких аргументов в защиту решения не платить - тогда вердикт фактически предрешен.

Апелляцию рассматривают тяжеловесы английской юриспруденции - три судьи под председательством Элизабет Глостер, рассудившей Бориса Березовского и Романа Абрамовича в 2012 году.

В течение прошлой недели они выслушивали аргументы сторон, а решение вынесут в течение полугода.

Отклонить апелляцию - в этом случае судья Блэр вынесет решение в ускоренном порядке.

Вернуть дело в Высокий суд для рассмотрения по полной, а не ускоренной процедуре. То есть, дать Украине представить аргументы в свою защиту и заставить представителей России обосновать ее действия.

Отложить рассмотрение дела на неопределенный срок - до появления международной правовой основы для проведения судебных слушаний в английском суде, например, решения Международного суда ООН в Гааге или резолюции Совбеза ООН.

Судья Блэр имел возможность не выносить решение, а отложить тяжбу на неопределенный срок, однако не стал делать этого. Он объяснил это тем, что если Украина имеет право защищаться в английском суде, значит, нужно провести полное судебное расследование. Если же нет - отсрочка никак это не изменит, и потому она должна вернуть долг России.

Судьи интересовались, готова ли Украина к тому, что в случае возврата дела в Высокий суд для рассмотрения в полном объеме, к требованию России вернуть долг будет добавлена реституция. Другими словами, если судья признает сделку недействительной, требование России вернуть деньги будет рассматриваться отдельно - и Украина может выдвигать контраргументы.

Украина согласилась обсуждать реституцию в суде и дала понять, что надеется отбиться от этого иска и не возвращать миллиарды. На вопрос, как именно она это собирается сделать, ее представители в суде прямо не ответили, но вскользь упомянули возможные встречные претензии. Украина давно говорила, что хочет компенсации за потерю Крыма и торговые ограничения со стороны России, но будут ли эти претензии частью ее защиты, пока не ясно.

При этом, на вопрос судей, готова ли Украина перевести всю сумму спорного долга на счет суда до разрешения тяжбы, Киев ответил отказом, сославшись на то, что у него сильные аргументы в свою защиту и не факт, что придется платить. К тому же, суд не должен применять к должникам меры обеспечения, которые оставят их в крайней нужде - а сумма долга сопоставима с месячным доходом украинской государственной казны.

Если решение будет вынесено в пользу России, а Украина не заплатит, Кремль может начать охоту за зарубежными украинскими активами или усадить Киев за стол переговоров о реструктуризации этого долга.

Тем временем представители украинской стороны на суде дали понять, что в случае поражения намерены идти дальше и попытаться убедить Верховный суд взяться за это дело. В этом случае Украина будет апеллировать к шестой статье британского Акта о правах человека 1998 года, гарантирующей право на справедливый суд.

Украинская сторона оспорила несколько пунктов в вердикте судьи Блэра, сосредоточив удар на главном препятствии: аргументе о невозможности определить законность действий иностранного государства в английском суде.

Ускоренный порядок рассмотрения дела - несправедливо. Если нет возможности рассмотреть дело во всех деталях, нельзя принимать решение по укороченной процедуре в пользу России. Честным было бы: 1) провести полные слушания, дать Украине право представить аргументы в свою защиту или 2) отложить решение в надежде, что спор будет урегулирован в международном правовом поле. Например, Международным судом ООН в Гааге. Правда рассмотрение спора там невозможно без доброй воли России, и украинская сторона на апелляции признала, что шансы на такое развитие "исчезающе малы", поэтому английский суд - единственная надежда рассмотреть долговую проблему по существу, честно и справедливо.

Россия и Украина сами выбрали английский суд. Они добровольно оформили долг по английскому праву и договорились, что их спор должен рассматривать английский суд. Поэтому суд может и должен изучить обычные в таких случаях претензии к контракту, такие как принуждение к совершению сделки.

Условия займа были кабальными. Такой короткий срок обращения - всего 2 года - необычен для еврооблигаций Украины и имел целью удерживать ее на коротком поводке. Поэтому решение судьи признать это выпуск стандартным - неверное.

Это далеко не обычный спор должника и кредитора, как постановил судья Блэр. Он признал, что дело многослойное, и назвал многие аргументы Украины сильными. О том, что это не рутинный долговой спор, говорит хотя бы тот факт, что решение судьи Блэра изложено более чем на 100 страницах.

Суд не учел позицию Великобритании и ЕС. Делая вывод о невозможности определить правомерность действий России на Украине в английском правовом поле, судья не принял во внимание тот факт, что правительство Великобритании критиковало политику Кремля в отношении Украины, а Евросоюз ввел против России санкции, под которым подписались британские власти.

Использование английского суда в геополитических целях.Обращение России в английский суд - продолжение "незаконной и неправомерной экономической, политической и военной агрессии России против Украины".

Выпуск евробондов был незаконным. Украинская сторона считает, что при выпуске евробондов были нарушены внутренние украинские законы и процедуры, и оспаривает решение судьи не обращать на это внимание. Судья счел, что по международному праву Украина как страна обладает неограниченной способностью брать в долг, а процедуры - ее внутреннее дело. В ответ представители украинской стороны опустились в такие глубины юридической схоластики, на которых разум непосвященного человека не выдерживает многотомного давления экспертных заключений и судебных прецедентов. Там они добыли и в течение целого дня излагали на апелляции аргументы в пользу того, чтобы суд в этом деле рассматривал Украину и Россию не как страны, а как корпорации, и вернулся к вопросу о законности выпуска облигаций минфином Украины в 2013 году.

Судебный иммунитет иностранных государств не распространяется на факты принуждения к сделке. Судья постановил, что определение законности действий России лежит вне компетенции английского суда, однако украинская сторона уверена, что эта доктрина неприменима в данном случае, поскольку иск попадает аж под три исключения из нее: 1) политическая оговорка: действия России противоречат государственной политике Великобритании 2) коммерческая оговорка: бизнес-сделки между странами не попадают под доктрину акта государственной власти, закрепляющую судебный иммунитет иностранных держав 3) оговорка Киркпатрика: ее применяли в суде по делу ЮКОСа, и в данном случае она предполагает, что что суду не нужно решать, нарушала ли Россия своими действиями нормы международного права, а достаточно принять во внимание только сами действия и оценить их правомерность с точки зрения английского права.

Может и "законно", но "неправомерно". Украина настаивает на том, что давление было "неправомерным". В английском праве этот термин отделяет недопустимое поведение от допустимого - морально и социально приемлемого. Даже технически законное давление одного участника сделки на другого суд может признать неправомерным. Это избавляет его от необходимости интерпретировать международные соглашения.

Право на ответные меры. Даже если сделка действительна, Украина может не платить, поскольку международное право дает ей возможность ответить на агрессию. При этом, если в момент выпуска 2013 года речь шла только о давлении, принуждении и угрозах, то на момент отказа платить Украина имела все основания обвинять Россию уже в агрессии.

Российская сторона выиграла первое дело, и потому ей не нужно было представлять дополнительные аргументы в апелляции.

Она подтвердила свой основной тезис: Украина злоупотребляет английским правосудием, поскольку все ее аргументы лежат в области международного права - за пределами компетенции английских судов. Поэтому любая апелляция лишь заводит тяжбу дальше в лес, и судья был прав, решив пресечь это на корню.

В ответ на жалобы украинской стороны, высказанные в апелляции, представляющая Россию компания The Law Debenture Trust Corporation P.L.C. выдвинула еще несколько контраргументов:

Украина признавала долг вплоть до 2016 года. Если при выпуске еврооблигаций были нарушены законы Украины, то только Украина могла и должна была знать об этом. Но это не имеет значения, поскольку до даты погашения Киев исправно оплачивал проценты по этим облигациям и не оспаривал законность их выпуска, пока Россия не отказалась участвовать в реструктуризации, предложенной всем держателям украинских евробондов на 18 млрд долларов.

Отсыл к "неправомерности" - лишь смена вывески. После решения судьи о невозможности определять законность действий России в международном правовом поле Украина потребовала установить правомерность тех же действий по английскому праву.

Нет оснований переводить сделку из межгосударственной в коммерческую плоскость. Оговорки к доктрине акта государственной власти, приведенные Украиной, не имеют силы в данном случае, поскольку 1) государственная политика Великобритании может измениться; 2) коммерческая оговорка распространяется только на чистый бизнес, а не на действия суверенного характера, а поскольку Украина в этом деле постоянно обвиняет Россию в военной агрессии - значит, она считает ее не бизнес-партнером, а государством; 3) оговорка Киркпатрика неприменима по той же причине.

При любом решении апелляционной инстанции тяжба, скорее всего, на этом не закончится.

На Украину и Россию в Лондоне работают команды юристов, среди которых - самые громкие имена английской адвокатуры. Только после первого решения Киев выплатил Москве 1,5 млн долларов возмещения судебных издержек.

Финальный счет обещает быть существенным, особенно с учетом того, что стороны судятся не только в Лондоне, но и в Гааге и Стокгольме.

Читать целиком >> bbc.com


Газета Сегодня 512

Видеоблог IsrLife

Погода

Магазин

Газета

Купить Билеты

Газета

IPTV - 400 Каналов - HD Качество

Реклама / Связь
1000 максимум символов
Добавить файл(ы)

DreamHost